Вышивать хочешь?

Золотошвейное мастерство

В Украине возрождается уникальное по красоте и сложности лицевое шитье.

Его будущее определяет цена вопроса — согласны ли в храмах платить за трудоемкую, но высококачественную работу? Уже 10 лет в мастерской при Киевском Троицком Ионинском монастыре работают над восстановлением сложной техники вышивки, образцы которой видела еще древняя София Киевская. В Украине таких мастерских — по пальцам перечесть, хотя на других просторах СНГ их до трех десятков наберется.

Несмотря на то, что техника лицевого шитья позволяет создавать настоящие шедевры, не все готовы эти самые шедевры создавать. Вышивальщица Алена Петрова, под началом которой работает мастерская в Ионинском, отмечает, что часто полотно — результат многомесячного ручного труда нескольких вышивальщиц — заказчики оценивают по цене «коврика с лебедями» производства районного дома быта. А вышивальщицам надо на что-то жить, хоть и работают они во славу Божью — в буквальном, а не материальном смысле слова. Вот поэтому сказочное шитье, которое выглядит, действительно, по-царски, пока что возрождается и передается лишь группой энтузиастов.

Алена Петрова

Алена Петрова

Что это за чудо такое — лицевое шитье, и есть ли у него будущее — об этом разговор с руководителем мастерской при Ионинском монастыре Аленой Петровой.

Возрождение традиции при Ионинском монастыре: 10 лет, шедевр за шедевром

Традицию возрождения лицевого шитья в Украине активно поддерживает наместник Киевского Троицкого Ионинского монастыря епископ Обуховский Иона (Черепанов). Именно по его инициативе и всесторонней поддержке и была создана 10 лет назад при обители вышивальная мастерская.

— Я о вышивке церковной вообще ничего не знала, — рассказывает Алена Петрова. — В школе увлекалась вышивкой, учительница труда говорила маме, что я буду вышивать всю жизнь: «Вот увидите!..»

В период неофитства мама отправила меня в педколледж, но там я как-то не прижилась. Доучилась до последнего курса, была в отчаянии — работать учителем не хотела.

Владыка Иона в омофоре и с плащаницей работы мастерской Алены Петровой

Владыка Иона в омофоре и с плащаницей работы мастерской Алены Петровой

Как-то раз в храме ко мне подошел владыка и говорит:

— Вышивать хочешь?

— Хочу…

И он отправил меня учиться в Черниговский Елецкий монастырь к инокине Марионилле (Саламатовой).

Швы лицевого шитья восстанавливали по рассыпающимся образцам домонгольского периода из Софии Киевской

Инокиня Марионилла очень увлекалась домонгольским периодом нашей истории, она настоящий искусствовед. Ей удалось добиться, чтобы из запасников Софии Киевской для нее вынесли образцы вышивки Х века. Их никому не показывают, над ними дрожат, над ними даже не дышат. А ей приносили фрагменты шитья, которые в руках рассыпались, и по ним она восстанавливала швы.

В чем сложность именно лицевого шитья? Не сохранилось преемственности, нет никакой литературы, где бы было описано, как это все делается. Когда во времена Петра І вся церковная вышивка плавно перешла в светскую, лицевого шитья просто не стало. И в 1990-е годы, когда вновь возник к нему интерес, вышивальщицы столкнулись с тем, что не знают, как. А очень хотелось бы — потому что, действительно, такое чудо.

Инокиня Марионилла работала с образцами в музеях. А музейщики не дают посмотреть изнанку. Так она договорилась, и ей показали и изнанку тоже. По ней она восстановила древний шов, который называется «на проём». Почему «на проём»? Уже позже, где-то с 14 века, золотом в основном шили «в прикреп» — золотая ниточка лежала сверху, а ее прикрепляли шелковой. А в нашем случае шьют только золотой ниткой, которая вся проходит сквозь ткань. Благодаря такому шву и за счет изнанки создается рельеф.

Ионинский монастырь, напрестольная плащаница

Ионинский монастырь, напрестольная плащаница

Я училась у инокини Мариониллы на ее плащанице Успения Божьей Матери, которая теперь находится в Троицком Ионинском монастыре, рядом с гробом преподобного Ионы. Вместе с ней мы начали напрестольную плащаницу, которая сейчас в Ионинском. И дальше я уже продолжала сама.

Сначала помещения не было, вышивала в маленькой коморочке, потом в просфорне выделили угол. А когда построили новый корпус, то дали нам отдельную комнатку.

Год я шила одна: очень боялась кого-то брать, учить. Но потом решила создать курсы, и лучших учениц потом набрали на работу.

Нашей мастерской вот уже 10 лет.

Вышивальщицы раньше были – на вес золота

Почему прекратилась традиция лицевого шитья и почему возрождается?

— При Петре І очень сильно изменился образ жизни. Стала более востребована светская вышивка. Особенно, когда женщины были на престоле — Екатерина ІІ и так далее. На религию стали меньше обращать внимание, более важной стала светская жизнь, поэтому все золотошвейство перешло в эту сферу. А украшению храмов уже не уделяли столько внимания, стали упрощать, ускорять.

Интерес возобновился в 1990-е годы. Почему? Людей стало интересовать вообще всё древнее, все древние ремесла. Ведь это, действительно, такое чудо, это наша душа, часть нас.

Ионинский монастырь, напрестольная плащаница

Ионинский монастырь, напрестольная плащаница

Лицевое шитье в княжеские времена — это была огромная традиция. Существовали мастерские, в которых работали сотни девушек. Было много времени, никто никуда не спешил, и создавались целые полотна — настоящие шедевры. Книягини, княжны, царицы вышивали иконы в благодарность за рождение наследника, за удачный военный поход, просто чтимые образа. Под чудотворные иконы вышивали подвесную пелену или копию иконы, или это мог быть крест — что-то очень красивое. Сейчас в наших храмах у икон цветы ставят, а тогда это была вышивка. В знак благодарности за чудеса.

Вообще в древности вышивки упоминались наравне с золотом. А в летописях находят описание, что когда войска захватывали город, то одними из первых, вместе с сокровищницами, стремились взять в плен вышивальщиц…

Это как у художников — по характеру стежков можно определить исполнителя

Сейчас век ускорения, упрощения, автоматизации. И вдруг современные девушки берут и изучают, возвращаются к очень сложному и трудоемкому процессу — удивительно красивой, но сложной в исполнении вышивке. Почему?

— В нашу эпоху сидячей неинтересной работы… И тут такая возможность заниматься по-настоящему царским трудом, создавать своими руками сказку, чудо. Девушка, женщина расположена к шитью. Нам дано это от природы.

Покров на мощи преподобного Ионы Киевского, в процессе работы

Покров на мощи преподобного Ионы Киевского, в процессе работы

Чтобы научиться так вышивать, должна быть и какая-то предрасположенность, и желание, и усердие. Но в принципе, если есть большое желание, освоить лицевое шитье может каждый.

В древности в княжеских мастерских очень много было девушек-вышивальщиц. Иногда девушка знала только один шов. Она его хорошо шила и шила только его. Поэтому можно знать только один шов и им вышивать что-то интересное.

Каждая работа друг от друга отличается. Как у художников — это ведь тоже рисунок, только иглой. Когда смотрю на вышивку, то по характеру стежков могу приблизительно сказать, кто автор.

Многие захотят этим заниматься — пусть бы только узнали, какое это чудо…

Насколько массово возрождается эта древняя вышивка? Есть ли у нее будущее?

— В России это очень востребовано, многие заинтересованы. Но в основном, всё на энтузиазме. За это даже не платят. Никак, вообще. Просто женщины приходят и помогают в убранстве храма. Ведь церквей много открылось за последние годы, а утвари не сохранилось.

У нас в Киеве я стараюсь курсы организовывать, статьи готовить – чтобы об этом хотя бы узнали. Ведь у нас не знают даже. Если в России хотя бы есть мастерские, то в Украине в основном вышивальщицы — все по домам.

Надо выносить это на свет, показывать, что есть такое чудо, и, я думаю, многие захотят этим заниматься, восстанавливать. Элементарно даже – можно подарить любимому священнику что-нибудь красивое: закладку на напрестольное Евангелие — не вышитую машинкой, съежившуюся закарлючку, а сделанную своими руками вот такую красоту, настоящую драгоценность.

Вышивальная мастерская при Ионинском монастыре

Вышивальная мастерская при Ионинском монастыре

Говорят же: в дар Богу приносите лучшее… В храме все должно быть благолепно. Как свидетельствует опыт, есть разница в ручной и машинной вышивке: нет той игры ниток, игры цвета, переливов… Души нет.

Все-таки машинное – совсем другое. А здесь — душа человеческая присутствует, молитва…

Юлия Коминко

«Православие в Украине»

Реквизиты для оказания помощи в создании Золотошвейной мастерской находятся здесь.

Форма для быстрого пожертвования:

Мы в социальных сетях