Светлой памяти о.Кирилла (Михличенко): из воспоминаний прихожан г.Старобельска

3(1)

«Я буду молиться. Все будет нормально…»

Р. Б. Ольга, г. Старобельск.

Это было в 90-е годы. У моей подруги сын был тяжело болен, у него был порок сердца. В институте Амосова согласились делать операцию. Но все осложнилось тем, что у мальчика была аллергия на лекарства.

Я очень переживала за подругу и ребенка, и решила зайти в монастырь — помолиться и попросить благословения у о. Кирилла. Служба шла, но людей было мало. Я сказала матушке, что хотела попросить благословения. Выехал о.Кирилл. Я рассказала ему всю эту ситуацию. Он выслушал не перебивая. Потом спросил:

— Как зовут мальчика?

— Костя — ответила я.

— А как зовут доктора, который будет оперировать?

Я сказала, что не знаю. Он помолчал, помолчал и говорит:

— Ну, ничего. Я буду молиться. Все будет нормально…

Я пришла домой и позвонила подруге, а она плачет:

— Мы были на осмотре и врачи сказали, что это очень тяжелый случай и вряд ли они смогут помочь. Завтра будет консилиум, и они примут решение.

Уже потом подруга рассказала: «На следующий день, когда состоялся консилиум, врачи отказались оперировать Костю. У него обнаружилась аллергия на лекарство, необходимое для операции. Было очень тяжело. Как сказать Косте, что надежды нет? А он говорит: мне здесь так хорошо и дышать хорошо! Как же сказать?! Не смогла сказать, пусть поживет… День проходит нас не выгоняют, второй, на третий день пора ехать. Иду по ступенькам, а на встречу доктор: Как хорошо, что вы не уехали! Мы нашли лекарство и будем оперировать».

Костя прожил еще 25 лет.

 

Знаю, что он слышит и помогает

Р.Б. Антонина, г. Старобельск.

Это было в 2002 году. Мой сын получил тяжелую душевную травму, видя в пионерлагере, как обращаются с ребятами. У него наступила депрессия. Он не хотел учиться, лекарства не помогали. Состояние было отчаянное. Мы не знали, что делать и начали искать, кто бы смог нам помочь. Официальная медицина не помогала. Нам посоветовали обратиться в монастырь к отцу Кириллу, который лечит молитвой. Батюшка долго беседовал с сыном, а потом сказал: «Все будет хорошо». Мы прослушали батюшкины молитвы о болящих, и называли свои имена. Действительно, постепенно состояние сына улучшилось, и сейчас ничего не напоминает о той душевной травме. А я стала прихожанкой храма, где молилась о здравии сына и всех близких и, конечно, о нашем молитвеннике, отце Кирилле. И сейчас, после его смерти, я верю, что батюшка жив у Бога, и каждый день молюсь о нём, и прошу его помощи и заступления, и знаю, что он слышит и помогает.

 

Это было такое непередаваемое чувство

Р. Б. Фотиния.

Схиархимандрита Кирилла я знаю с конца 90-х годов. Моя первая встреча с ним запомнилась навсегда.

Служба утренняя тогда начиналась в 6 утра. Прихожу, а на амвоне стоит такой величественный монах и читает молитву: “…Отцы, братья, матери и сестры! Простите меня грешного, если я кого-то обидел делом, словом или помышлением…”. Людей было мало и получилось, что я стою у амвона, и батюшка обращается именно ко мне. Я так сильно разволновалась и со слезами подумала: «Боже, передо мной извиняется священник!». Это было такое непередаваемое чувство.

Первое время я боялась подходить к отцу Кириллу на исповедь, но когда умерла мама и на сердце была великая печаль, а близкие мне люди предали и начали травить меня, я пришла к батюшке и все свое горе открыла ему. А он мне говорит: «Сестричка, да Вы молитесь, молитесь, за себя, за мужа, за детей и за врагов. Пусть говорят, Вы же знаете что это неправда. Бог все знает, все видит. Молитесь, молитесь, и вам будет намного легче». И, правда, мне действительно стало легче.

Сначала молитвы не запоминались. Говорю: «Батюшка, не могу выучить такой-то молитвы». А он отвечает мне: «А Вы не учите, Вы чаще читайте».

И такой хороший диалог у нас с ним получался. Начнет отец Кирилл проповедь читать, а я думаю: «Он все Евангелие знает наизусть». Все прихожане его слушали с большим интересом. Неоднократно отец Кирилл подзывал кого-то из прихожан и давал деньги со словами: «Сестричка, отнесите, дайте нищим».

Начал отец Кирилл болеть. Читает он (я теперь не помню, на какой праздник) проповедь, ему становится плохо. К нему подбегает одна из монахинь, чтобы его поддержать, а он тихонько ее руку отводит и заканчивает проповедь. А у самого ноги сильно дрожат. В этот день было много людей, все стояли и плакали. Отец Кирилл мужественно переносил все, что посылал ему Господь. Сначала удалили одну ногу, через время другую. Стали возить его на колясочке. Поставят на амвоне — и опять он читает проповеди.

Дорогой наш отец духовный! Мы тебя будем помнить всегда. И, приходя на могилу, будем просить: «Моли Бога о нас, грешных».

 

IMG-6ebde1f8d03499d09470e0ece4756266-V(1)

 

Он и так знал все

Р.Б. Нина, г. Старобельск.

Когда я стала ходить в храм постоянно, я старалась всегда исповедоваться у о. Кирилла. Однажды я очень серьезно готовилась к исповеди и причастию: всю неделю молилась, вспоминала свои грехи, каялась в них, просила у Бога прощения и плакала. И вот, наступил день исповеди. Я специально пришла вечером пораньше, чтобы без суеты рассказать батюшке о своих грехах. И что же? Не успела я стать на колени и начать свой рассказ, как батюшка сказал: «Прощаю и разрешаю». Я даже заплакала. Как же так?! Я так готовилась, а меня даже не выслушали, и решила прийти с утра пораньше. И снова, только я стала на колени, как батюшка говорит: «Прощаю и разрешаю, иди на причастие». Я осознала, что отец Кирилл видел мои грехи и видел, как я искренне каюсь в них, и ему уже не нужно было меня выслушивать. Он и так знал все.

А еще, когда я собиралась куда-то ехать — всегда просила благословения отца Кирилла. Он бывало скажет: «Поезжай-поезжай», и весь путь как скатёркой устлан, все без проблем, разрешалось легко и просто. Да, легко и просто было жить рядом с батюшкой по его благословению. И сейчас, после его смерти, я верю, что батюшка жив и молится о нас и чувствую его присутствие в нашей жизни.

 

«У православия границ нет»

Раба Божия Екатерина.

Когда я пришла к батюшке, он встретил меня очень ласково и сказал: «Сестричка Екатерина! Давай будем молиться. Ты — за меня, а я — за тебя. Так и будет у нас общая молитва».

Сейчас, когда батюшки уже нет с нами, я продолжаю молиться за него. А он, я верю, молится за меня. Так не прекращается наша общая молитва.

Когда сын мой уезжал жить и работать в Россию, я пошла посоветоваться с батюшкой. Он сказал: «У православия границ нет. Но дети должны быть там, где их родители. Живые или мертвые».

Эти слова я запомнила на всю жизнь.

 

Спасибо отцу Кириллу

Раба Божия, г.Старобельск.

В нашей семье случилась беда: близкие люди попали в ДТП. И хоть они сами оказались пострадавшими, их решили сделать виновниками ДТП. Начались суды, разбирательства, дело затягивалось, психологически было очень тяжело это переносить. Мы все были на пределе душевных сил и не знали, что будет дальше.

Нам посоветовали обратиться к отцу Кириллу. Он нас внимательно выслушал, и сказал: «Всё уладится. Они постепенно успокоятся». Так и случилось. Постепенно всё затихло, и никаких последствий не было. Все обвинения были сняты. Спасибо отцу Кириллу за молитвы и поддержку в трудную минуту.

Дорогие друзья, наши проекты существуют исключительно благодаря вашей поддержке

Мы в социальных сетях