Служение миссионеров в среде ментальных инвалидов

DSC_0324

Инвалидность представляет собой социальный феномен, избежать которого не может ни одно общество. Вместе с тем, православие свидетельствует, что никакое психическое заболевание не умаляет достоинства человека, всякий человек является носителем образа Божия. Ментальные инвалиды особо нуждаются в христианском милосердии и заботе, помощи и социальной интеграции.

Многие люди боятся сближению с душевнобольными, даже не подозревая, что эти страждущие люди могут быть ближе к Богу и духовно чище. Действительно, взаимоотношения с психически больными всегда трудны и проблематичны. Нередко они являются возмутителями спокойствия, иногда представляя даже угрозу для окружения. Но если эти люди получают квалифицированную помощь специалистов и социализированы, то их инаковость даёт нам возможность полнее сочувствовать их бедам, увидеть, даже в тяжёлых случаях нарушения психического  развития личности Промысел Божий, и понять, что и в данной ситуации есть свой особый смысл. А также найти возможности для проявления реальной любви и заботы об этих страждущих людях. Вполне возможно помочь людям с ментальной инвалидностью узнать о Боге, почувствовать красоту богослужения, на доступном для них уровне понимания, помочь им участвовать в общей молитве. Для этого необходимо организовывать в епархиях обучающие семинары для клириков и добровольцев по особенностям помощи ментальным инвалидам. Например, не все священники знают – как исповедовать людей с ментальными особенностями, будь то слабоумная старушка, больной шизофренией, дети дауны или аутисты. Как помочь родителям, воспитывающим детей с тяжёлой патологией развития, как различать человека с психическими проблемами от человека с духовной проблемой.

На сегодняшний день, социальное служение ментальным инвалидам строится на принципах милосердия и благотворительности, это, прежде всего служение любви и принятие личности страждущего человека, как образа Божия. Встречи церковнослужителей миссионеров с ментальными инвалидами направлены на улучшение социальной адаптации, духовного и душевного равновесия, а также на повышение коммуникативных навыков в среде православных людей.

В связи с дефектами психики и условиями развития, часто у таких людей вырабатывается инфантилизм или эгоцентризм, зачастую они остаются не самостоятельными и социально не приспособленными, иногда не имея элементарных навыков самообслуживания, когда за них это делали родители. Проблемой современных семей, воспитывающих психически больных молодых людей, является либо чувство стыда и социальной  неполноценности, что приводит к крайней изоляции самого инвалида, либо  гиперопека, не дающая возможности компенсаторного развития и даже частичной социализации. Состояние созависимости от данной болезни, часто сопровождает родителей или опекунов, ухаживающих за инвалидами, и приводит к подтверждению врачебных приговоров, о том, что изменить ничего нельзя.

Потому, так же важно проводить миссионерскую работу и для родителей, воспитывающих детей с инвалидностью. И всё же, такие семьи   часто   ожидают   от  служителей   Церкви   психотерапевтической   помощи, обращаются к священникам с вопросами, которые находятся в компетенции психотерапевтов и психиатров. Поэтому оказание начальной помощи вынуждено осуществляется священником, владеющим навыками и знаниями из области святоотеческого душепопечения и психиатрии.

Именно в Церкви люди с ограниченными возможностями  могут разделить со всеми чувство соборности, сопричастности, ненавязчивого искреннего сорадования и сострадания.  А значит, социальное христианское миссионерское делание в этом направлении способно вернуть человека с ограничениями в общество, возвращая его к нашей общей цели бытия – к стяжанию Духа Святого, к спасению души, к решимости следовать за Христом. И только в этом случае, укрепившись духовно, люди с инвалидностью по другому воспринимают всё происходящее с ними, смиряясь, переосмысливая, учась духовно рассуждать о случающемся в их жизни.

При изучении психических заболеваний встает вопрос о норме, о критериях психической нормальности. С одной стороны, каждый человек индивидуален, уникален и неповторим, имеет право на свое мировоззрение, у каждого свои особенности темперамента и характера, разные конституционально-генетические особенности. Но, с другой стороны, все люди очень похожи. Любопытно высказывание французского психиатра Александра Кюльера: «в тот самый день, когда больше не будет полунормальных людей, цивилизованный мир погибнет, погибнет не от избытка мудрости, а от избытка по­средственности».

DSC_0193

Рассмотрим основные показания для направления к психиатру или, по крайней мере, рекомендации посетить психиатра. Опытный священник может воспользоваться нижеприведённым перечнем [2].

  1. Депрессивные состояния с суицидальными мыслями и намерениями, с выраженным чувством тоски, безысходности, отчаянием, утратой жизненной перспективы, с идеями самообвинения, уничижения, снижением уровня социальной адаптации.
  2. Состояния резкой заторможенности с ограничением или отказом от приема пищи и воды, в том числе под видом поста, высказывание идей особой греховности с наложением на себя особых молитвенных правил, с утратой послушания по отношению к священнику в отношении правил духовной жизни, уверенность в своей правоте.
  3. Идеи своей избранности, мессианского или пророческого служения, сопровождающиеся приливом сил, энергии, сокращением ночного сна.
  4. Состояния беспричинной веселости с беспорядочной повышенной активностью, неконтролируемым наплывом мыслей и переоценкой своих возможностей, с идеями общественного или церковного переустройства.
  5. Эпизоды немотивированной агрессии по отношению к окружающим, рискованные и антиобщественные поступки, раннее не свойственные человеку грубые расстройства влечений (воровство, бродяжничество, сексуальные перверзии, наркомания, алкоголизм).
  6. Высказывание необоснованных идей преследования, воздействия (гипнозом, радиоволнами, излучениями и т. д.), управления, угрозы жизни. (Особо опасны при наличии активного поведения в соответствии с содержанием идей, поиска конкретных виновников преследования, высказываний о желании контакта с ними).
  7. Наличие голосов внутри головы или снаружи оскорбляющего, комментирующего или приказывающего характера.
  8. Ощущение нереальности и подстроенности окружающей обстановки, ощущение себя в центре борьбы сил добра и зла, идеи бесоодержимости, яркие и повторяющиеся состояния «озарения», «прозрения», видения.

Все мы должны вести невидимую брань, но если человек реагирует чересчур остро, считает, что весь мир вертится вокруг борьбы, которую он ведет, – это патология.

  1. Состояния резкой заторможенности, «сна наяву», при котором человек не реагирует на окружающих и их попытки привлечь его внимание, длительное застывание в одном положении, отказ от пищи и воды, немота.

Сон наяву – одновременно с реальностью больной видит, что находится где-то в других мирах.

  1. Появление навязчивых идей загрязнения, мытья рук, длительных перепроверок, навязчивых ритуальных поступков, навязчивых идей хульного содержания.
  2. Нарастающее падение работоспособности, утомляемость, прогрессирующее снижение памяти и интеллектуальных способностей, утрата навыков самообслуживания (пожилой и старческий возраст).
  3. Патологическая уверенность в своей избыточной полноте, сознательное ограничении в еде с целью похудания, приводящее к нарастающему физическому истощению и появлению суицидальных тенденций

После вышеперечисленных симптомов психических нарушений, рассмотрим понятие психического здоровья. Психическое здоровье — это совокупность установок и качеств, функциональных способностей, которые позволяют человеку справ­ляться с обстоятельствами своей жизни, адаптироваться к среде, сохраняя оптимальный эмоциональный фон и адекватность поведе­ния.

По определению Всемирной организации здравоохранения, психическое здоровье (духовное или душевное, иногда — ментальное здоровье) — это состояние благополучия, при котором человек может реализовывать свой собственный потенциал, справляться с обычны­ми жизненными стрессами, продуктивно и плодотворно работать, а также вносить вклад в жизнь своего сообщества.

Но, наверное, наиболее адекватным определением здоровья будет данное профессором Д. Е. Мелеховым на основании святоо­теческого учения (еп. Феофан Затворник и Никодим Святогорец): «Когда эти три сферы человеческой личности — дух, душа и тело, на­ходятся в согласии, в гармонии друг с другом, что достигается только при условии преобладающего влияния сферы духа, можно говорить о здоровье».

Душевные страдания в сравнении с физическими страданиями являются самыми тяжелыми — «болит душа». А может ли человек, страдающий серьезным психическим заболеванием, быть духовно здоровым? В некоторых подробных житиях святых, в том числе особо нами почитаемых, описаны спец­ифические симптомы тяжелых психических заболеваний. В связи с этим необходимо четко понимать, что любая болезнь есть крест, который посылается человеку, не «за что-то», а в первую очередь для его духовного роста. В случаях, описанных в житиях святых, мы видим, как они несли свой крест и достигли святости. Свт. Игнатий (Брянчанинов) приводил конкретные примеры: «св. Нифонт Епи­скоп четыре года страдал умоисступлением, свв. Исаакий и Никита долго страдали умоповреждением. Некоторый св. пустынножитель, заметивший возникшую в себе гордость, молил Бога, чтоб попущено было ему умоповреждение и явное беснование, которые и попустил Господь смиренномудрому рабу Своему» [1].

Священник должен объ­яснить человеку, что болезнь душевная — это не позор. Это вовсе не какое-то вычеркнутое из жизни состояние. Это крест. Такой человек чего-то не может делать так, как делают здоровые люди. Но он может смиряться и должен смиряться. Он многого не по­нимает, но должен слушаться. Духовная жизнь только тогда возможна, когда человек согласится признать истинное положение вещей и сми­рится, согласится жить с тем крестом, который Господь дал ему».

И всё же, даже в тех случаях, когда психические нарушения полностью овладевают человеком, отцы Церкви раскрывают нам, что душа осталась неизменной в её глубокой природе, нетронутой в своей основе, независимой в своём существовании, и что она бодрствует за телом, в ожидании восстановления тела, чтобы оно снова стало способным проявлять её правильным образом и выражать её во всей полноте, которая из-за болезни стала неразличима [3].

[1] — Игнатий (Брянчанинов), свт. Избранные письма к монашествующим. Пись­мо № 168

[2] — Каледа В. Г. Пастырская психиатрия: разграничение духовных и психических расстройств // Журнал Московской Патриар­хии. 2012. № 9. С. 62-67

[3] — Ларше Жан-Клод. Исцеление психических болезней. М.: Изд-во Сретенского мона­стыря, 2007. С. 63

 Елизавета Дьяченко, руководитель Алчевской духовной лечебницы

Дорогие друзья, наши проекты существуют исключительно благодаря вашей поддержке

Мы в социальных сетях