ПТСР: от агрессии до суицида. Современные «ковидные» реалии и принципы психологической помощи

IMG-639e81bb2611d3f2fcd7fe1e33725b42-V

После второй мировой войны, психологи столкнулись с феноменом «синдрома узников концлагерей», когда выжившие люди, нередко прибегали к суициду уже в мирной жизни. Подобные последствия психотравмы обнаружили ученые, исследующие «синдром выживших» – деструктивное поведение людей, переживших военные столкновения, катастрофы и природные бедствия.

По данным различных исследований, в специальной помощи в связи с наличием посттравматических состояний нуждаются: среди взрослого гражданского  населения, находившегося  в зоне боевых действий — до 54 процентов человек, среди детей — более 78 процентов человек.

Вот уже десять лет на Луганщине активно развивается практическая психологическая помощь детям с проблемами развития и семьям, переживающим кризис, на территории Алчевской духовной лечебницы (http://lizaveta-ella.ru/). Последние пять лет мы работаем также с последствиями ПТСР, возникшими в связи с военными действиями на Донбассе.

Благодаря профессиональной работе психологической службы лечебницы, удалось избежать десятки суицидов, было не раз гармонизировано психологическое состояние наших подопечных, у которых в эти самые годы проявилось биполярное расстройство, что помогло в дальнейшем обратиться им и за медикаментозной помощью к психиатрам. Снижая выраженность аффекта некоторых психических больных, были созданы доверительные отношения, позволившие помочь в принятии стационарной помощи в специализированном диспансере.

Наши реалии таковы, что во многих семьях увеличивается уровень внутриличностной и межличностной тревоги, психосоматические, невротические расстройства, депрессивные  состояния и экзистенциально-религиозные тупики. Происходит закрепление деструктивных паттернов поведения.

Большой процент не только взрослых, но и детей, и подростков, имеют высокую степень негативизма, замкнутости, недоверия миру, агрессии и самоагрессии.

За последний год, эта тенденция усилилась, что мы связываем с психотравматическими последствиями «антиковидных» мер в социуме, когда нагнетается страх заразиться короновирусом, неизбежность массовых смертей, страх контактности. По наблюдениям психологов Алчевской духовной лечебницы, происходит потеря психологической близости людей в период вынужденной самоизоляции, а также неопределённость ближайшего будущего, вызывающая даже панические атаки. В своей практике мы сталкиваемся с тем, что нередко заболевшие коронавирусом, попадая в палаты реанимации, впадают в отчаяние и перестают бороться за жизнь, желать жить. Многие из тех, кто был переведён на ИВЛ, психологически не готовы были вернуться к прежней жизни и самостоятельному дыханию, принимая внутри себя решение, что «это конец, и выхода нет». В таких случаях, организм отказывается подключать свои резервные возможности и пациенты умирают.

Эта проблема ставит перед нами задачи развития кризисной психологии и специалистов, готовых мобильно подключаться к работе в очагах бедствий, массовых заражений, в больницах и реанимациях. Причём, такие специалисты должны владеть азами экзистенциальной и гуманистической психологии, учиться глубоко понимать душу страдающего человека, так как  переживание ПТСР  приводит к обесцениванию смысло-жизненных ориентаций, ценностных ориентиров, а, следовательно, и самой жизни. Специалист должен иметь в своём арсенале разные подходы и стратегии реабилитации личности ребенка, подростка, взрослого и пожилого человека, принимая во внимание и психологический возраст человека на момент реабилитации.

В Алчевской духовной лечебнице, мы помогаем не просто справиться с тяжелой ситуацией, но и преобразовать переживаемую травму в приемлемый опыт, включая его в картину мира, восстанавливая естественную тенденцию к социальной активности. Долговременный эффект нашей реабилитации мы наблюдаем в переходе личности на новый этап своего личностного развития.

После непосредственной терапии определёнными психологическими техниками, психологи Алчевской духовной лечебницы закрепляют результативность оказанной помощи техниками арт-терапии.

В общих чертах, это можно охарактеризовать, как проекция не всегда осознаваемых психических процессов посредством самовыражения в творческом акте. При этом, практически всегда улучшается самочувствие и самосознание человека, происходит позитивная трансформация «Образа-Я».

Арт-терапия помогает психологу очень аккуратно и экологично провести занятие так, чтобы не навредить и не затрагивать те пласты проблемы, которые на данный момент решаться не будут.

В Алчевской духовной лечебнице, работа психолога выстраивается таким образом, чтобы само завершение занятия происходило на позитиве. Если мы используем рилив-терапию или элементы монодрама-терапии, то стараемся подвести человека к необходимости позитивного перерешения патологического эмоционально-окрашенного решения, лежащего в причинах развития психосоматической или иной психологической проблемы. При сложной травме из прошлого, используем перемоделирование ситуации, привнося новый опыт в прошлое, наполняя нашего подопечного ресурсом. Для этого психологи Алчевской духовной лечебницы обладают достаточно высоким уровнем знаний, умений и навыков. С детьми данная работа проводится в сказкотерапии, используя элементы монодрамы на столе с игрушками. Дети искренне и с удовольствием помогают главному герою сказки прожить по новому сказочную трагедию, создавая тем самым варианты развития сказочного сюжета, в который вплетена проблема конкретного ребёнка.

В заключение данной статьи, обозначим основные принципы психологической помощи при ПТСР.

Принципы:

  1. Принцип комплексности, когда помощь личности оказываем на всех трёх уровнях — телесном, душевном и духовном, учитывая её целостность. Применяем телесно-ориентированные техники, гармонизируем эмоционально-волевую сферу, корректируем поведение и общение, а также используем традиционные методы духовной поддержки.
  2. Принцип преобразования и переосмысления травматического опыта за счет общей реструктуризации мировосприятия. Пострадавшему предоставляется всесторонняя поддержка в проживании и трансформации травмы.
  3. Принцип системной терапии средой, что предполагает создание особой психотерапевтической реальности, призванной «расширить действительность», где пострадавший использует свой личностный ресурс.
  4. Принцип сочетания индивидуальной и групповой форм работы для динамики процесса реабилитации, где присутствует феномен групповой поддержки, возможность переключиться с собственных переживаний на другого человека, чувство локтя и востребованности группой. Индивидуальные формы работы позволяют научиться оставаться наедине со своим горем без страха быть затянутым в новый цикл аутичности и депрессии.
  5. Принцип обучения самостоятельной работе является важным элементом успешного совладания с травмой.
  6. Принцип выстраивания жизненной активности в соответствии с новыми позициями в мировоззрении и мировосприятии, вместе с тем, восстанавливая естественную социальную активность.

Дьяченко Элеонора Валерьевна
Доктор философии в области психологии (PhD);
основатель и координатор работы Алчевской духовной лечебницы
Практический психолог

Мы в социальных сетях